Последняя республика. Книга третья.



Глава 26. А ГДЕ ЖЕ СПЕЦИАЛИСТЫ?

Как можно игнорировать тот факт, что "План Барбаросса" - план нападения на Советский Союз, был составлен еще в январе 1940 года, то есть за полтора года до начала войны. В этом плане, как я уже указывал, Гитлер лично записал, что целью войны будет физическое уничтожение почти всего населения России.
М. Крол
Независимая газета. 5 августа 1994
1.

Есть у ниспровергателей и еще один козырь за голенищем: все теории этого Резуна-Суворова действуют только на людей несведущих. Он силен до тех пор, пока не встретил на пути своем настоящего серьезного историка. Даже специалист средней руки играючи расшибет этого кочегара с ледокола со всеми его теориями. Но, может быть, и расшибать-то не потребуется. Ясное дело, - трусишка Суворов от боя с настоящим экспертом попытается увернуться, это и будет победой над его псевдоисторическими изысканиями.

Первой эту спасительную мысль 18 февраля 1993 года высказала газета со святым названием "Правда": "Резун-Суворов прекрасно понимает, что серьезной полемики со специалистами ему не выдержать".

Мораль: не будем обращать внимания на его писания, - появится на горизонте специалист на белом катере и утопит "Ледокол" первой торпедой.

И загремело над страной: стоит только специалисту появиться...

Но специалист не появлялся.

И по сплоченным рядам озабоченных граждан покатился ропот недоумения: так где же специалисты? Отчего молчат?

Такой вопрос задавали многим властителям дум, в том числе и знаменитому писателю, Герою Советского Союза В. В. Карпову:

"- Еще более шокировали читающую публику книги В. Резуна (Суворова), бешеными тиражами разошедшиеся по России в преддверии юбилея Победы. Поразительно, что никто из писателей и историков не дал толковой отповеди писаниям перебежчика из ГРУ.

- Да никто не желает с таким дерьмом связываться, - в сердцах ответил писатель. - Суворов не историк. И не писатель. Он мелкий политикан, причем самого грязного пошиба. Пешка в ГРУ, он, перебежав на Запад, не смог даже никаких секретов наших продать - просто их не знал. Вот и стал выдумывать мерзости на потребу "клеветникам России."

"Книжное обозрение" 9 мая 1995)

Мои обличители уклоняются от боя маневром в два хода.

Первый ход: внушить народу, что "Ледокол" рассчитан только на малограмотных и несведущих, но поединка с серьезными историками ему никак не выдержать. Серьезные историки разнесут его в щепки.

А на вопрос о том, отчего же серьезные до сих пор не разнесли, следует ответ: да оттого, что руки марать об эту дрянь не желают.

2.

Гражданин Карпов как-то и не сообразил, что вопрос журналистов - это камушек и в его садик. Ведь в свое время власть назначила товарища Карпова на должность советского писателя, нарезала участок идеологического фронта - прославлять величие Жукова, крушить фальсификаторов нашей героической истории. За особые заслуги гражданин Карпов был поставлен на пост вертухая над всеми писателями СССР. Он состоял в номенклатуре Политбюро, занимал ключевые посты в системе оболванивания народа, направлял бурные финансовые потоки, выделяемые властью на проведение наступательных операций идеологической войны. У Карпова был доступ к любым архивам, он получал за свои труды немалые барыши.

Вопрос журналистов, если снять с него дипломатический камуфляж, звучал так: где же, гражданин сочинитель, результаты ваших трудов? Отчего всевозможных резунов не громите? Где ваш ответ Чемберлену? В лице Карпова был брошен упрек всем инженерам человеческих душ: что же это вы, граждане писатели, притихли? И если один Карпов не способен ледокольный борт прошибить, то пусть соберет группу экспертов. У нас ведь страсть как любят многоголовые, Змею Горынычу подобные, комитеты и комиссии. А власть под такую затею денег не пожалеет.

Но Властитель Дум Карпов браво увернулся: мол, никто руки марать не желает. Карпов почему-то заговорил о ком-то. А почему бы о себе не сказать? Если считаешь, что какой-то мерзавец посягнул на самое святое и светлое, почему на защиту поруганной чести не встаешь? И не надо говорить о том, что руки марать не желаешь. Противник всегда отвратителен и мерзок. Твой долг бойца, - идолище поганое сокрушить, истребить, испепелить. И чем сие идолище мерзостнее, тем выше тебе честь, тем больше твоя заслуга.

Не желаю ручки марать, потому уклоняюсь от боя, - это философия труса.

3.

Но все же попытки заманить меня в Цусимский пролив да там и утопить предпринимались. В конце 1997 года по инициативе Службы внешней разведки (в девичестве - Первое главное управление КГБ СССР) был организован телемост Москва-Лондон. Я сидел в Лондоне, а в Москве - группы экспертов и серьезных историков. Командовал серьезными генерал-майор ГБ Юрий Каболадзе. В распоряжении серьезных все ресурсы России, - финансовые, интеллектуальные, агентурные, архивные и всякие прочие.

Кроме всего, и это главное, в их руках - телецентр со всем его руководством, персоналом, тайной ордой стукачей, доносчиков и "добровольных помощников". Передача под запись. Все под их контролем. И они возможностью воспользовались. Они срезали почти все. Они оставили самые коварные, самые злобные свои вопросы, наскоки, заявления и замечания и самые нейтральные и беззубые мои ответы.

И все же...

"Теледискуссия, по ряду причин не стала убедительным опровержением лживой концепции писателя-перебежчика" (Красной Звезда. 16 декабря 1997).

Алексей Симонов, один из бойцов нападающей стороны, признавал через три года после боя: "Во время телевизионного моста Москва-Лондон с одной стороны присутствовали военные историки, писатели, генералы войск и разведки, а с другой - автор "Ледокола" шпион-перебежчик Резун, он же Суворов (...) Мы его перекричали, но не победили. И это было не только мое ощущение. Передачу многие смотрели, и такая оценка была подавляющей." (Красная звезда. 28 ноября 2000)

Киевская придворная газета "Факты" (1998 №10) выразила удивление тем, что моим оппонентам не удалось меня утопить. На это полковник КГБ Игорь Прелин ответил: "Такие попались оппоненты".

Полковник КГБ, как в конторе у них было принято, картину перекосил в нужную ему сторону. Если ему верить, то дело обстояло так: оппоненты мои в той битве - это орава случайных прохожих с улицы. Попались какие-то недотепы. Вот если бы настоящих экспертов выставили...

Гражданин полковник, оппоненты мне не попались. Сборную лубянско-ясиневскую команду выставило против меня руководство ГБ. Это была плотная спаянной свора гэбешных генералов и полковников и их ученой обслуги высшего выбора, увенчанной пышными титулами докторов и академиков. Возглавлял группу самый речистый генерал ГБ, а по правую руку от него восседал Президент ассоциации историков Второй мировой войны, заведующий отделом истории войн и геополитики Института всеобщей истории Российской академии наук, доктор исторических наук, профессор и пр. и пр. Остальные в стае были под стать вожакам. И если это не самый цвет ГБ и Академии наук, то не надо валить на случай, что, мол, недоумки случайные попались, а спрашивать надо с высокого руководства: почему на ответственных постах они держат неспособных и недостойных?

Бывший командир диверсионного отряда КГБ "Каскад" Вадим Сопряков поделился впечатлением от увиденного: "В начале 1998 года одна из программ российского телевидения показала странное шоу-телемост Лондон-Москва. На одном конце этого моста находилась группа наших граждан, объединенных программой "Национальный интерес". На другом конце - в Лондоне - заурядный предатель Родины Резун (...) А подготовлен этот изменник к беседе был хорошо. Не зря английские хозяева иуды едят свой хлеб с маслом. Наша же сторона, к великому сожалению, была просто не готова к открытой и откровенной беседе с изменником Родины". (Сопряков. Восток - дело тонкое. Москва. Современник. 1999. Стр. 200-201)

Диверсант Сопряков имеет воинское звание капитана 1 ранга. Мореплаватель.

Лукавый флотоводец с Лубянки картину тоже исказил. Повторю еще раз: то, что Сопряков скромно назвал "группой наших граждан", было на самом деле не ватагой зевак с привокзальной площади, но сплоченной командой генералов лубянского ведомства и высшей академической военно-исторической элиты России. Не хватало там только генерала армии Гареева. Его я ранее отучил спорить со мной перед телекамерой. Он от поединков уклоняется.

А все остальные - на подбор. И программа готовилась по их инициативе, по их сценариям, готовилась заранее с привлечением всех средств, которыми располагало в тот момент Государство Российское и его верные стражи с Лубянки и Ясенева. Меня же пригласили в последний момент. Времени на подготовку не дали никакого.

Но к этой передаче я готовился всю свою жизнь.

Программу, беспощадно изрезав, показали в конце 1997 года. После разразившегося скандала, изрезав еще раз и совсем уж бесстыдно, показали повторно в начале 1998 года. Так что мореплаватель Сопряков видел только мелкие обрезки.

Вот если бы прямой эфир...

4.

Скандал надо было расхлебывать. И нашлось старое испытанное оправдание: "Почему же, задавались вопросом участники теледискуссии, наши историки его не изобличают? Серьезным ученым, думаю, просто не хочется опускаться до уровня его книг и умозаключений - слишком много в них поверхностного, до очевидности несостоятельного." (Красная звезда. 3 декабря 1997)

Вот видите, как все просто. Руководство ГБ затеяло драку. Во главе команды мордобойцев был поставлен руководитель пресс-службы СВР генерал-майор ГБ Ю. Каболадзе со товарищи, самые высокие российские авторитеты в области военной истории, даже и сам Президент ассоциации историков Второй мировой войны Ржешевский. Но бить меня они не стали.

Дабы не опускаться до уровня...

Мысль флотоводца Сопрякова об "английских хозяев иуды", которые якобы готовили меня к выступлению, замечательна. Если развернуть советскую сторублевку на свет, то высвечивается дедушка Ленин. Весь из себя такой добрый и ласковый. А если развернуть заявление мореплавателя Сопрякова на свет, то во всей красе высвечивается дедушка Фрейд. Все, кто знал Сопрякова, едины во мнении: он не способен ни самостоятельно говорить, ни самостоятельно мыслить. Ему всегда заранее готовили выступления и приказы, он их зачитывал по бумажке. Оттого ему и кажется, что все другие люди тоже без чужой подсказки жить и действовать не могут.

Жаль, что гражданин Сопряков не сумел из очевидных ему фактов, сделать логичные выводы. А ведь если кто-то на Лубянке считает, что меня теоретически подковала британская разведка, а академиков РАН и генералов ГБ подготовить к защите чести Родины некому, то почему бы не привлечь отставных британских профессионалов к процессу повышения интеллектуального уровня высшего руководства СВР, ФСБ, Министерства обороны, Академии наук, да и более высоких инстанций Российской федерации?

Россия захлебывается от денег. Денег так много, что вождям России приходится их вывозить миллиардами, десятками и сотнями миллиардов долларов.

Везут их в Америку. Дабы Россию от инфляции уберечь. Идея гениальная: выкачать всю русскую нефть и весь газ, дабы завалить Америку деньгами. Им назло! Дабы Америка эта зловредная от наших ресурсов и денег лопнула! А потом у нас без нефти, без газа и без денег удивительная жизнь наступит. Светлое будущее.

Так вот, отчего бы не отстегнуть миллиард-другой да не навербовать бы команды отставных британских разведчиков в помощь немощным гэбильным генералам и премудрым импотентным академикам? Все равно ведь вывезенные в Америку русские деньги ухнут в бездонную яму в грядущем и неизбежном американском финансовом кризисе.

Если за моей спиной бдительные лубянские мореплаватели разглядели группы британских экспертов, то почему бы и вам, импотентно-компетентные граждане, за своими спинами в качестве заградотряда не выстроить такие же группы толковых британцев? Дабы вам мудрости накинуть.

А то ведь без подсказок из-за спины сами вы такую тарабарщину несете, что народные массы начинает проявлять беспокойство. Дошло до заявлений некоторых военных о том, что "План Барбаросса" был составлен в январе 1940 года, и что Гитлер лично вписывал в этот чисто военный план нечто совершенно к нему не относящееся.

О глупости Гитлера и его окружения я сочинил целую книгу. Но все же Гитлер был не так скудоумен, как его представляют отдельные ученые товарищи в штатском.

5.

Генерал-майор ГБ товарищ Каболадзе и другие товарищи, не сумев ничего возразить по существу моих книг, ринулись в темный омут, доказывая, что за моей спиной группы британских специалистов. Шаг этот для них оказался самоубийственным. Жаль, что ответ мой телевизионные товарищи срезали.

А ведь ума большого не надо, чтобы сделать вывод из генеральского заявления, да этим обушком его же по загривку и хряпнуть. Если британские специалисты, не имея выхода к закрытым советским архивам, способны доходчиво объяснить непонятные моменты в истории войны, а генералы ГБ и академики РАН, имея в руках все архивы, не могут ни возразить, ни выдвинуть собственных объяснений, то не пора ли этих генералов и академиков из высоких кабинетов гнать? Не пора ли на место безграмотных лубянских профанов посадить подготовленных профессионалов, способных дать ответ на любые измышления?

И тогда гэбучая рать в ходе телесражения двинула свой последний резерв: да ты же предатель! Ты присяге изменил!

Этого я, честно говоря, не ожидал. Люди-то они вроде умные. С первого взгляда. Сами они все принимали присягу. Сами они клялись до последнего дыхания хранить верность советскому правительству и советскому народу. Все они состояли не только в коммунистической партии, но и номенклатуре ЦК КПСС. Все они с высоких трибун пороли чепуху о том, что скоро наступит светлое завтра, в котором каждый будет жить по потребностям.

Но возможно ли удовлетворить материальные потребности хотя бы одного стукача ГБ? Сколько миллиардов ему ни давай, ему все мало. Сколько яхт и дворцов ему ни строй, ему новых хочется.

Ответственные товарищи, которые сидели в Москве по ту сторону телекамер, сами в советские времена не верили бреду о том, что каждому когда-то будет по потребности, но они десятилетиями гноили в тюрьмах и стреляли в лубянских подвалах тех, кто имел смелость свои сомнения высказать открыто.

Но когда пришла пора с оружием в руках эту мерзость защищать, все эти Каболадзе и Прелины, Анфиловы, Горьковы и Гареевы, изменив присяге, оказались предателями и перебежчиками. Все изменили советскому народу и советскому правительству.

Жаль, что и эти мои ответы были срезаны. Их бы мореплавателю Сопрякову послушать. Может быть, после того не бросался бы обвинениями в предательстве. Ведь сам Сопряков - жалкий трус и продажный перебежчик.

Но особо пикантно обвинения в предательстве звучат из уст предателя Владимира Карпова. Властитель дум оказался трусом не только на идеологическом фронте. Он и от настоящей борьбы уклонился. Рушился Советский Союз, которому Карпов присягал на верность, но защищать его Карпов не нашел нужным. Уклонился. Дезертировал с фронта.

Теперь он почти серьезно заявляет, что в каком-то смысле его нужно считать как бы "героем" Советского Союза. Нет, дорогой товарищ, Герой Советского Союза это тот, кто не побоялся встать на защиту этого самого Союза. А где был ваш, сударь, героизм в 1991 году?

Среди моих противников число так называемых "героев" достаточно высоко. А я спрошу: все вы себя к числу "героев" Советского Союза причисляете, но где же он ваш Советский Союз? Вы же его за ваучеры пропили.

Некоторые мои противники продолжают подписываться громкими титулами типа, - я Маршал Советского Союза. Они так и появляются в торжественных случаях в парадных мундирах с гербами СССР на плечах. Какого же союза все они маршалы и герои? Того, которого нет. Того, на защиту которого они не посмели выступить.

Маршалами и Героями Советского Союза, на мой взгляд, можно считать только тех, кто не дожил до 1991 года. Остальные - бывшие герои бывшего Союза, защищать который им не хватило храбрости.

И не надо меня предателем обзывать. Сами такие. Разница только в том, что я из состава Советского Союза вышел первым, сознавая, что творю, а вы, лубянские стратеги и мореходы, рванули следом за мной из того же Союза, даже не сознавая, что предаете идеалы, которым клялись служить до последнего дыхания.

Я для вас - ледокол. Я проложил вам путь, по которому вы все и двинулись. И если мой выбор - преступление, то зачем, господа Карповы-Сопряковы, вы стадом баранов за мной ринулись?

6.

Годы текут, а идея выставить против меня подкованного специалиста возрождается вновь и вновь.

Вспомнили о ней и мои ниспровергатели с "Эха Москвы". 21 июля 2008 года Е. Съянова повторила пятнадцатилетней давности идею самой правдивой газеты мира: "Что касается Суворова, нужно посадить его в прямом эфире, дать ему хорошего оппонента в лице крепкого, знающего военного историка. Вот это будет единственный продуктивный разговор."

Дело осталось за малым: разыскать того самого крепкознающего.

И пока его ищут, озадачим вопросом граждан Захаровых-Съяновых: а вы-то кто такие? Уже несколько лет вы воркуете в эфире о войне, о самых разных ее аспектах. Подобно кукушкам и петухам, вы расхваливаете достоинства друг друга. По вашим заявлениям, все вы знатоки военной истории, вы беретесь не только судить о войне, но самостоятельно, не читая моих книг, на основе глубокого изучения открытых советских источников пришли к выводу о том, что Сталин готовил нападение на Германию. Зачем же вам крепкий и знающий? Сами-то вы разве убогие и хилые?

Да ведь и работа вам не из трудных. Сами внушали радиослушателям, что моя система аргументации достаточно слаба и тенденциозна, что у меня лихо замешана правда и вымысел. Сами вы рассказывали, что есть такой тип историков, которые составляют схему, а потом начинают загонять туда факты, и те, которые лезут, они принимают, а те, которые не лезут, просто отвергаются. А мои книги, - по вашим словам, - самый, что ни есть, блистательный образец подобной халтуры.

И вот мне неясно, если вы такие умные, а я такой дурной, то зачем же вам еще кто-то со стороны на подмогу потребовался? Неужели сами справиться не способны? Неужели и вам надо позади себя вместо чекистского загранотряда иметь группу экспертов?

7.

Азарт игры кружит головы, мутит разум. И можно иногда наделать глупостей.

"Эхо Москвы", 21 июля 2008.

Е. Съянова заявляет, что если меня позовут на передачу, то я конечно побоюсь и выступать не буду.

Но это не так. Мой интерес в том, чтобы от эпигонов избавиться. Пренеприятные, знаете ли, создания. Я бы для этого не упустил любую возможность. А что может быть лучше прямого эфира? Из всего вышеизложенного, надеюсь, достаточно ясно следует, что мне есть чем отмахнуться от шибко грамотных изыскателей с "Эха Москвы". Тем более, что сами они не особенно-то и в бой рвутся. Они намерены вступить в сражение из-за спины крепкого и знающего.

Я десятки и даже сотни раз выступал в открытом эфире на множестве различных радиостанций: российских, украинских, британских, американских, польских, болгарских, итальянских, израильских, чешских, германских, а Би-Би-Си для меня - дом родной. Никому никогда не отказывал. В передачах Захарова и Съяновой я участия не принимал. Единственно потому, что никто меня туда не звал.

А вас, гражданка Съянова, я боюсь. Но не очень. Не извольте стращать, голубушка. Не таких видывали.

Однажды в Болгарии столкнулся я в открытом телеэфире с самым что ни есть важным начальником из Генерального штаба Вооруженных сил Российской федерации. Против моих цифр и фактов он выступать не посмел, зная, что я его сокрушу. Вместо этого давил на мой моральный облик, на совершенные злодеяния. Тут-то я его вопросом и осадил: а что лично гражданин генерал совершил для развала и разрушения Советского Союза?

Ух, как понесло начальника. Ох, как взвился товарищ: Да я..! Да мы..! Да честь офицерская! Да присяга!

Я тогда его вторым вопросом успокоил: для развала Советского Союза гражданин начальник ничего не сделал... А для спасения?

И сник полководец. Тут-то я ему и выразил свое почтение: ты, говорю, тюльпан.

В проруби.

Многозвездный генерал, как и тысячи его коллег, ничего не делал ни для разрушения, ни для спасения режима, который гнал страну и ее народ в пропасть. Он готов был служить кому угодно. Тому, кто победит. Это лагерная мораль ссученных: прав тот, кто сильнее. Сей стратег выжидал, чтобы встать на сторону того, кто верх возьмет. Ждал, куда нелегкая вынесет.

Болтался как цветок между льдами.

Мою оценку генеральской мудрости слышала вся страна Болгария. В Москве тоже услыхали. И мгновенно слетел большой начальник со своего столь высокого поста. Летел в Болгарию Старшим Братом под фанфары и почетный караул. А возвращался точно как Жуков из Югославии - никому не нужным пенсионером.

Я такой развязки не желал и не предвидел. Но начальник сам нарвался.

Так что если бы, гражданка Съянова, и с вами судьба свела сразиться, то уж поверьте, я бы постарался и вас на обе лопатки уложить.

* * *

А непонятно мне вот что. Открыватели с "Эха Москвы" самостоятельно пришли к выводу о том, что Сталин готовил нападение на Германию. Они и доказательства привели. Я тоже пришел точно к такому же выводу. Правда, на четыре десятка лет раньше, и почти четверть века назад начал публиковать свои доказательства. Так зачем же вам меня топить? Зачем против меня выставлять крепкого и знающего?

В чем ваш интерес? Если крепкознающий меня сокрушит, то мое место открывателя освободится для вас. А зачем еще вам меня пинать и топтать?

Так неужели вашими поступками повелевает только ревность эпигонов?