> ПЕРВАЯ МИРОВАЯ - ГРАЖДАНСКАЯ И ОТЕЧЕСТВЕННАЯ
(Размышления о новой книге Виктора Суворова "Разгром")

Вилен Люлечник

В руках у меня только что сошедшая с конвейера новая книга известного писателя Виктора Суворова "Разгром" (Третья книга трилогии "Последняя республика"). Издана в Москве, в издательстве "АST" в 2010 году огромным для нашего времени тиражом - 70 000 экз. (Первый завод). Естественно, будут последующие издания, так как книга представляет несомненный интерес и в основном уже сметена с прилавков, особенно на фоне публикаций и передач, фальсифицирующих историю Второй мировой войны. Она - как бы подведение итогов огромной исследовательской работы о событиях начального периода войны. Не во всём я согласен с автором. Да это и не так важно. Важнее другое. Написана она на строго документальной основе. И в ней писатель опровергает тех, кто пытается доказать, что работы Суворова написаны исключительно на уже опубликованных материалах. Для меня, с момента появления "Ледокола", такое заявление было лишь фигурой речи. Нужно быть глупцом, чтобы живя в Лондоне, бывая в десятках стран, не использовать хранящиеся в тамошних архивах документы предвоенного и военного периода. Да и само содержание книг наталкивало на мысль, что автор поработал основательно с огромным массивом архивных документов, не говоря уже о публикациях типа "Военной истории государства Российского" (в 30 томах), увидевшей свет в 2005 году Естественно, что всё найденное им, он подкрепил публикациями из открытой печати, чтобы доказать свою правоту. Приём, скажем, уникальный и не каждому по плечу. Естественно в рамках газетной рецензии нет возможности раскрыть всё содержания книги, поэтому я остановлючь лишь на тех моментах, которые, на мой личный взгляд, представляют наибольший интерес.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ И ГРАЖДАНСКАЯ

Значительная часть книги посвящена анализу мемуаров Жукова "Воспоминания и размышления", и полемике с некоторыми ведущими и обозревателями с радиостанции "Эхо Москвы", которая вещает и на Америку. Впечатление от полемики - весьма неблагоприятные. Создаётся впечатление, что споры о той, прошлой войне, ведут люди, никогда не служившие в армии и имеющие весьма смутные представления об истории войн и военного искусства. Разговоры о годах советской эпохи поручены обозревателям, не имеющим понятия о политической системе, политической и военной организации общества сталинского периода истории СССР. Поэтому разговор с Суворовым явно не получается. Автор книги просто подавляет ведущих своей эрудицией и явным превосходством в знании проблем. Поэтому нет смысла вести речь о полемиках подобного рода. Они явно неплодотворны, заволят слушателей в заблуждение и рассчитаны на малоосведомлённых людей. Ведущие должны быть специалистами и осведомлёнными не менее тех, с которыми они ведут беседу. Но вот рассуждения автора об опыте Первой мировой, Гражданской и Отечественной войны явно блещут новизной и орининальностью. При желании в них можно найти неточности, оговорки, но в целом книга - своего рода пособие для начинающего изучать историю войн и военного искусства. Первая мировая война в своей основе была войной позиционной. "...После короткого периода маневренной войны , - отмечает автор, - все армии попали в глухой беспросветный позиционный тупик. Хозяином поля стал пулемёт. Он изрыгал столько огня, что мог остановить любые массы наступавшей пехоты и кавалерии. Тот, кто не успевал укрыться от губительного огня, погибал...Спасение было только в земле. Без всяких команд и указаний все армии вдруг остановились...Солдаты всех воюющих армий, не дожидаясь приказов, начали зарываться в землю...". Одним словом, началась позиционная война. Траншеи и колючая проволока стали неотъмлемыми атрибутами той войны. Казалось, что по траншеям можно было обойти весь земной шар. Границы друг у друга почти не переходили, города не разрушали, а за линией фронта шла обычная жизнь. Да и потери, по меркам Гражданской и Второй мировой, были не такими уж гигантскими. Опуская другие интересные подробности, перейдём к данному Суворовым анализу Гражданской войны. Оказывктся, что опыт Первой мировой в ней в полной мере использовать было просто невозможно. "По своему пространственному размаху, количеству жертв и разрушений, по способам ведения, Гражданская война в России резко отличалась от Первой мировой войны...После Гражданской войны народы России вспоминали Первую мировую войну как прекрасное спокойное время, когда всё было так чудесно...Гражданские войны отличаются запредельной жестокостью. В обыкновенной войне стороны, когда надоест воевать, имеют возможность разойтись по чужим землям. А в гражданской войне противникам никак разойтись не получается. Земля на всех одна. Потому для того, чтобы одна из сил победила, надо все другие силы истребить или вышвырнуть из страны. В ходе Гражданской войны в России было разрушено и уничтожено всё, что можно было уничтожить...", - сообщает автор. И кроме этого он заметил то, что ранее не заметили мы. Считалось, что военное искусство русскими в ходе этой войны было отброшно на много лет назад. Но Суворов приходит к иному выводу, к которому никто ранее не приходил: с точки зрения военной науки, по своим формам Гражданская война была гигантским шагом вперёд. И приводит аргументы, которые просто отвергнуть нельзя. Первая мировая - самый яркий, доведённый до идеала и до полного абсурда образец позиционной войны. "Гражданская война России - это самый ослепительный противоположный случай. Где ещё, - пишет он, - найти пример сухопутной войны, которая разметалась в пространстве от Варшавы и Львова до Омска, Хабаровска, Владивостока и Находки, от Архангельска, Котласа и Мурманска до Одессы и Херсона, от Риги и Питера до Баку, Ташкента и Бухары?... Первая мировая - сидение на месте... А символ Гражданской войны - пулемётная тачанка Нестора Махно...". Далее он отмечает,что Гражднская войн не потому была маневренной, что мы умнее всех. А потому, что страна самая большая и вся она превратилась в поле сражения. Перекопть такую страну окопами нельзя и оборона не могла быть сплошной. И значит противники проникали в тыл друг к другу, обходили узлы сопротивления и фланги. Это стремительный манёвр колоссальных подвижных воинских масс. Это охваты и обходы, лихие броски с выходом во вражеские тылы и фланги." Были окопы, были траншеи. Но не это главное. Главное - открытые тылы и фланги как у себя, так и у противника. Главное - стремительный, внезапный манёвр, удар там, где противник меньше всего ожидает". Для такой войны нужен был и особый инструмент. И его создали - Конная армия. Некоторые и сейчас думают, что Конная армия - это только кавалерия. По данным автора книги, помимо кавалерии в неё входили до 50 орудий, 10 - 15 самолётов, 30 - 40 бронеавтомобилей, от 3 до 7 бронепоездов, 200 - 400 пулемётов, которые устанавливали не только на тачанках, но и на автомобилях. Автор упустил, что танки, при их наличии, тоже подчиняли этой армии. Суворов не боится, в отличие от комментаторов радиостанции, назвать и создателя этих подвижных объединений. "Созданием мощных подвижных соединений занялся товарищ Сталин. 1 -я Конная - его детище. Создавали эту армию другие люди, но без поддержки в высших эшелонах власти эта идея не могла бы выжить. Сталин идею оценил и поддержал", - сообщает он. А в ответ тем, кто пытается доказать, что будущий диктатор не был знатоком военного дела, Суворов сообщает, что был Сталин членом РВС республики, членом РВС Южного, Западного и Юго -t Западных фронтов. Сталин бывал на руководящих военных должностях и в Царицыне, и в Питере, на Львов ходил. Были успехи, были неудачи, но был и солидный военный опыт Гражданской войны. Видимо, суворовским оппонентам трудно будет обвинить писателя в приверженности к коммунизму. Он просто сообщает правду. И тут автор подходит уже совсем к парадоксальному выводу, который никак не укладывается в головах его оппонентов на "Эхе": рассказы о том, что идея блицкрига родилась в Германии или вообще на Западе не соответствует действительности. Это чисто русская идея. И родилась она именно в ходе Гражданской войны, как уже отмечалось, не без влияния Сталина. "В ходе гражданской войны, - сообщает автор, - в Красной Армии были созданы мощные подвижные кавалерийские соединения и объединения...принципы боевого использования которых практически ничем не отличался от принципов правильного использования механизированных корпусов и танковых армий во Второй мировой войне". И вовсе не случайно, что лучшие командиры Второй мировой войны - родом из кавалерии От кавалерийских корпусов и конармий, насыщенных пулемётами, подвижной артиллерией, броневиками, бронепоездами и самолётами, полшага до мехкорпусов и танковых армий. Количество лошадей сократить, броневиков добавить. А принципы боевого применения менять незачем. Они те же. Теоретически это обосновал в своих трудах выдающийся военный деятель Триандофилов, идеи которого были реализованы в ходе Сталинградской, Львовско - Сандомирской, Белорусской, Яссо - Кишинёвской, Висло - Одерской и Маньжурской операций. В августе 1939 года в степях Монголии соединения Красной Армии осуществили молниеносный разгром 6-й японской армии: внезапный сокрушительный огонь артиллерии, удары авиации, пехота с танками непосредственной поддержки, следуя за огневым валом, взламывает оборону, и мощные подвижные группы быстроходных танков устремляются в глубину. Вот такой Сталин видел и будущую войну с Германией.

ПРОСЧЁТ

Сталин к войне готовился. И видел её именно такой, какой описал её Суворов. Поэтому обороне он большого внимания не уделял. Примером тому - печальная история укрепрайонов, на которые вбухали гигантское количество средств и материалов, но роль которых была минимальна. Лишь на острове Ханко укрепрайон использовали в полную меру. Да под Киевом частично, восстановив порушенные сооружения. Но зато для наступления у Красной Армии средств было более чем достаточно. Именно средств. Личный состав был подготовлен значительно хуже. Этот момент следует учитывать. Никто, кроме Суворова не вспомнил, что до 1939 года Красная Армия была не вся кадровой. Основная её часть комплектовалась по милиционно - территориальному принципу. Солдат призывали на 5 месяцев, затем увольняли, а уж потом призывали в течение 5 лет по мсяцу в году. Экономия громадная. Но качество подготовки - низкое. И опять же -учили только наступать. Только 1 сентября 1939 года был принят Закон о всеобщей воинской обязанности, что по сложившейся тогда ситуации означало всеобщую мобилизацию. А ситуация была своеобразная. Не во всём можно согласиться с Суворовым по поводу Жукова. У меня своё мнение. Но то что им были допущены просчёты - это факт. Естесственно - это были и просчёты Сталина. "Сталин знал, - отмечает Суворов, - что для Гитлера война против всего мира самоубийственна. К концу лета 1941 года Гитлер находился в ситуации, когда война была уже проиграна. Врагов у него было столько, что всех их победить он не мог при любых условиях. Неужели он ещё и против Советского Союза пойдёт, если он не способен защитить даже собственную столицу от британских бомбардировщиков.. Понимая это, Сталин оборону не готовил, а уничтожал. Он готовил наступление". В то же время он понимал, что откладывать войну дальше нельзя. Автор основательно аргументирует свою точку зрения. В области технического прогресса Германия значительно опережала СССР и даже Запад. На подходе были реактивные самолёты, атомное оружие, ракетная техника самых различных образцов, в том числе баллистические ракеты, приборы ночного видения для танков и всякое другое, которое оставалось запустить только в серию. "Ряд германских военно - технических разработок вообще не укладываются в наши представления об оружии ХХ века. Просто германские инженеры не успели воплотить их в жизнь. Слишком мало времени им отпустила история. Если бы товарищ Сталин и дальше выжидал и оттягивал, то уже в следующем , 1942 году, а тем более в 1943 - м он бы встретил совсем другую германскую армию", - отмечает автор книги. И ещё на один аспект он обратил внимание Летом 1940 года фюрер сокрушил французскую армию и вышварнул британские войска из Западной Европы. Но именно в этот момент возникла патовая ситуация в войне между Британией и Германией. Это понимали в Берлине и Лондоне. И в Москве тоже. Именно с этого момента возникла вероятность заключения мира между Германией и Англией. Победа не светила ни одной, ни другой стороне. Англия не могла выбить Германию из Европы. Как отмечает автор, правительство Великобритании явно видело стратегический тупик в войне с Германией. У Англии нет такой армии, чтобы высадиться на континент и разгромить Германию, у Германии нет такого флота и авиации, чтобы высадиться в Британии и разгромить её. Продолжение войны бессмысленен для обеих сторон. Война разоряла и ослабляла как Британию, так и Германию. Британия всеми силами пыталась заманить Советский Союз в войну против Германии. Но Сталин оттягивал, уверяя весь мир в своём миролюбии. Некоторые ему даже верили. В любой момент дело могло закончиться почётным миром между Рейхом и Британией. Тем более, что Гитлер предлагал Британии почётный мир с учётом её интересов в Европе И Сталин остался бы в одиночестве, что ничего хорошего ему не сулило. Поэтому нужно было наступать. Приблизительно такой же позиции придерживался Гитлер, который понимал, что без разгрома Сталина, Англию ему было не одолеть. Да тут ещё и США могли вмешаться. "Представим себе, - пишет Суворов, - что бомбардировки Германии прекратились в 1941 году, не набрав размаха, и германская промышленность работает без помех, и вся её продукция - против Советского Союза. Каково бы тогда пришлось товарищу Сталину?". Но у германской армии не было ни теории прорыва, ни соответствующего инструмента его осуществления. Поэтому, встретив прочную оборону, германская армия неизменно буксовала. Началось это уже в июле 1941 года, когда германские армии упёрлись в бетонные точки Киевского укрепрайона. После этого так и пошло. Нарвались германские танки на оборону и встали: Ленинград, Москва, Тула, Воронеж, Сталинград, Курская дуга. Но это потом. А пока Жуков и Сталин готовились к наступлению, абсолютно пренебрегая обороной. А ведь классики военной науки Свечин и Триандофилоф учили, что врага надо измотать в оборонительных сражениях, а потом использовать опыт Гражданской войны. Но Генштаб, которым ведал Жуков, убедил Сталина в том, что имея подавляющее превосходство в танках и авиации, можно будет одолеть Германию без помех. И тут последовало роковое решение, на которое ссылаются некоторые историки: СССР не успел накануне войны сформировать танковые корпуса, а потому потерпел поражние в начальном периоде войны. Но Суворов опровергает подобную точку зрения. Танков в Красной Армии было больше, чем во всех армиях мира вместе взятых. Решение о формирован доолнительно 9 а потом 30 мехкорпусов было трагической ошибкой. В стране просто не было возморжностей для реализации решений подобного рода. Суворов просто взял и полсчитал, что для этого требовалось. Для укомплектования такого колчества корпусов требовалось около 126 тысяч офицеров и 232 тысячи сержантов. И не просто сержантов. А механиков - водителей и иных специалистов. А в стране был острейший дефицит на обычных трактористов и шоферов. В перрвой половине 1941 года в СССР шло развёртываеие танковых войск, в составе которых должно было быть, учитывая управленческий аппарат, академию, военные училища, курсы переподготовки, учебные центры и обеспечивающие структуры, никак не мньше полутора миллиона человек. Столь же бурными темпами щло развёртывание авиации, ВДВ и всех основных компонентов машины сокрушения. При этом нужно учесть, что солдат - танкист - это не пехотинец. Его нужно обучить общению с техникой, о которой он в то время не имел понятия. А на это нужно было не менее полугода. Вот в таком состоянии, не подготовив предварительно оборону, не завершив подготовку к наступлению, армия встретила врага. Результат известен. Но опыт в ходе войны был учтён. 13 октября 1941 года, сообщает автор книги, было принято решение о формировании десяти сапёрных армий. Кстати, этот факт нашй истории раньше сообщали только в инженерныых училищах. Это уникальный прецедент в военной истории. Никогда до этого, ни после этого таких объединений не существовало и не существует. Они были брошены на создание оборонительных сооружений. В значительной мере эти армии были укомплектованы заключенными из ГУЛАГа. К примеру,10 сапёрной армией командовал старший майор госбезопасности М. М. Малышев. Его звание соответствовало армейскому званию комдива (два ромба). 3-й сапёрной армией командовал знаменитый строитель всех сталинских каналов заместитель начальника ГУЛАГа старший майор госбезопасности Я. Д. Раппопорт. Но было в этих армиях и много профессиональных сапёров. Именно благодаря им были воздвигнуты непреодолимык оборонительные сооружения под Сталинградом, на Курской дуге и в других местах. Иначе говоря, Красная Армия вспомнила и об обороне. И германская армия потеряла все завоёванные молниеносным ударом преимущества. Начали действовать факторы, которые вождь называл "постоянно действующими". Красная Армия, измотав противника, начала беспрецедентную по своему характеру маневренную войну, сполна использовав опыт Гражданской. То, что не удалось Гитлеру, удалось Сталину. Вермахт был обескровлен и разгромлен. И ещё один миф развеял Виктор Суворов. В любой передаче и во многих публикациях можно найти утверждение, что Германия напала на СССР без объявления войны. Это не соответствует действительности. Шуленбург вручил Ноту об объявлении войны Молотову, а Риббентроп - советскому послу в Берлине - Деканозову. Но это не меняет сути дела. Первым напал Гитлер. И Сталин в результате этого, получил мощных союзников, и даже в самые тяжёлые периоды войны был уверен в победе. Все свои замыслы в жизнь он воплотить не сумел. Но многое сделал. Так что Суворов не зря считает тирана личностью неординарной. И мнения о том, что войну выиграли не благодаря Верховному, а вопреки - кроме улыбки у специалиста по истории войн и военного искусства ничего вызвать не могут. Книга свидетельствует и о чисто литературном таланте автора, который к тому же прекрасно владеет понятийным аппаратом военной науки. Так что его оппоненты на "Эхе" смотрятся весьма бледно. А вообще, книгу нужно прочитать. И тогда сам читатель рассудит, кто прав, а кто - нет.

опубликовано на сайте: 21.07.2010